Иван Боричевский: Благотворительная или миссионерская деятельность. Отличительные черты и правовое регулирование

Для верующих людей во все времена благотворительность была одним из главных служений ближнему, независимо от того, какой была политика государства в тот или иной период времени.

Основы благотворительности были заложены еще во времена Ветхого завета, когда Господь не только постоянно напоминал о том, чтобы народ проявлял особую заботу о сиротах, вдовах и бедных, но и подчеркивал, что благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние его (Притчи, гл. 19, ст. 17).

В Израиле с древних времен соблюдался закон Божий, гласивший: «Когда будешь жать на поле твоем, и забудешь сноп на поле, то не возвращайся взять его; пусть он остается пришельцу, сироте и вдове, чтобы Господь Бог твой благословил тебя  во всех делах рук твоих; Когда будешь снимать плоды в винограднике твоем, не собирай остатков за собою: пусть остается пришельцу, сироте и вдове» (Второзаконие 24:19, 21).

В России древнейшими формами благотворительности были милостыня и призрение нищих. Одним из ярчайших примеров христианской благотворительности на Руси является деятельность святого князя Владимира Святославича, по приказу которого нищих и убогих кормили на княжеском дворе и на городских улицах2. Во времена Киевской Руси князья возлагали на церковь функции общественного призрения, попечительства, – для этих целей из казны выделялись определенные материальные средства. Подобную политику проводили и князья Владимир Святославович, Ярослав Владимирович, Изяслав Ярославович, Всеволод Ярославович, Владимир Мономах. «В период феодальной раздробленности и золотоордынского ига церковь была единственным прибежищем для нуждающихся в помощи людей. Церковь и монастыри в XII-XIII веках фактически взяли на себя благотворительную функцию»3.

Как в древние времена, так и в наши дни, зачастую, именно церкви невзирая ни на какие трудности продолжают с постоянством осуществлять огромную социальную работу среди нуждающихся и неблагополучных слоев населения, успешно реализовывая тысячи социально-духовных проектов, основанных на добровольческой деятельности. Свидетельством тому являются многочисленные центры духовно-нравственного восстановления для лиц, страдающих алкогольной и наркотической зависимостью, созданные религиозными организациями во всех уголках нашей страны. Несмотря на то, что осуществлять такую деятельность становится все сложнее и сложнее, тысячи людей продолжают нести это служение, пропуская через себя призыв Бога: «Спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение?»4

Между тем, последние новации законодательства в области миссионерской деятельности породили многочисленные вопросы, связанные с возможностью беспрепятственного осуществления благотворительной деятельности. Главный вопрос: «Не будет ли благотворительная деятельность считаться миссионерской и нужны ли верующим, занимающимся социальным служением, документы миссионера?»

Чтобы разобраться в этих вопросах, необходимо выделить основные признаки как миссионерской, так и благотворительной деятельности.

В соответствии со статьей 24.1 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» основными признаками миссионерской деятельности являются:

1. Деятельность не просто граждан, действующих от своего имени, а именно религиозного объединения, 
2. направленная на распространение своего вероучения среди лиц, не являющихся участниками данного религиозного объединения, 
3. с целью вовлечения указанных лиц в состав участников религиозного объединения, 
4. осуществляемая непосредственно религиозными объединениями либо уполномоченными ими гражданами публично, при помощи средств массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" либо другими законными способами.

Основными признаками благотворительной деятельности в силу статьи 1 Федерального закона от 11.08.1995 N 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» являются:

1. добровольная деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств
2. бескорыстному выполнению работ, 
3. бескорыстному предоставлению услуг, 
4. оказанию иной поддержки.

Исходя из вышеназванных норм, благотворительная деятельность церквей по определению не может являться миссионерской. Однако если благотворительная деятельность осуществляется религиозной организацией среди неверующих людей и главной ее целью является приобщение последних к деятельности церкви, путем активной евангелизации, то данная деятельность может быть расценена как миссионерская.

Таким образом, если церковь соблюдает наставление, данное в главе 6 стихах 2-4 Евангелия от Матфея: «Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду с вою. У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая. Чтобы милостыня твоя была в тайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно», то ее деятельность однозначно не попадает под понятие миссионерской деятельности.

Тогда как если религиозное объединение исполняет требование Божье: «…Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа. уча их соблюдать все, что Я повелел вам;…»5 и делегирует своих служителей на эту миссию, то это несомненно миссионерская деятельность, и в этом случае, чтобы беспрепятственно исполнять волю Божью, нужны соответствующие документы от церкви, подтверждающие полномочия.

С принятием так называемого «закона Яровой» немало вопросов возникло и у служителей центров духовно нравственного восстановления. Несмотря на то, что руководство нашей страны многократно подчеркивало важность профилактики наркомании и антинаркотической пропаганды среди молодежи, на практике мы по-прежнему продолжаем сталкиваться с рядом неразрешимых проблем. Одна из которых –неопределенность организационно-правовой формы при создании центров. В результате, из-за отсутствия правового регулирования центры функционируют под «крышей» различных фондов, общественных организаций, автономных некоммерческих, религиозных организаций и.т.д., не зная, какую форму для регистрации выбрать. Следует особо подчеркнуть, что на центры, созданные в любой организационно-правовой форме за исключением религиозной организации, «закон Яровой» в части ограничения миссионерской деятельности не распространяется, так как миссионерская деятельность регламентируется Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях», который не имеет никакого отношения к некоммерческим организациям, не являющимся религиозными.

Между тем, на практике, по непонятной причине именно такие НКО больше всего страдают от уголовного и административного преследования. Это ставит под сомнение целесообразность создания центров в форме нерелигиозных некоммерческих организаций. Более того, следует отметить, что НКО, не являющиеся религиозными организациями, не вправе заниматься религиозной деятельностью. В противном случае они могут быть ликвидированы в судебном порядке. В результате, чтобы в рамках закона продолжать деятельность таких НКО, необходимо заключать соглашение о сотрудничестве между, например, фондом и религиозной организацией, в соответствии с которым, духовное окормление и попечение осуществляла бы религиозная организация, а фонд занимался бы профилактикой алкогольной и наркотической зависимостей. 

В связи с этим, на сегодняшний день, несмотря на ограничение миссионерской деятельности, наиболее простой и подходящей формой осуществления данного служения является духовно-нравственное восстановление при монастырях, созданных специально для совместного общинного проживания и исповедания веры монахами и послушниками.

В связи с чем, для евангельских верующих было бы целесообразным создание при религиозных организациях общин монастырского типа или служений духовно-нравственного восстановления, действующих в структуре церкви в форме служений. При этом, служителям, осуществляющим это служение, следует выдать документы, подтверждающие их право на миссионерство, во избежание проблем у служителей с властями при их непосредственном контакте с лицами, подлежащими восстановлению. 

Еще одним препятствием в совершении этого служения являются проблемы с территориальными управлениями юстиции, ошибочно указывающими, что церковь не имеет права содействовать профилактике алкогольной и наркотической зависимостей, как, впрочем, и любым другим видам благотворительной деятельности.  Однако, религиозная организация, осуществляя благотворительную деятельность, действует исключительно в рамках законодательства. 

Лишь в далекие советские времена существовал подобный запрет, когда согласно Постановлению ВЦИК и СНК от 8 апреля 1929 г. «О религиозных объединениях» религиозным общинам запрещалась всякая социальная и благотворительная деятельность. Однако те времена вместе с запретами канули в лету.

Сегодня же, в соответствии со ст. 18 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозные организации вправе осуществлять благотворительную деятельность как непосредственно, так и путем учреждения благотворительных организаций. 

Кроме того, государство должно оказывать содействие и поддержку благотворительной деятельности религиозных организаций, а также реализации ими общественно значимых культурно-просветительских программ и мероприятий.

В соответствии со ст. 4 Федерального закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» юридические лица вправе беспрепятственно осуществлять благотворительную деятельность на основе добровольности и свободы выбора ее целей. Религиозные организации вправе свободно осуществлять благотворительную деятельность индивидуально или объединившись, с образованием или без образования благотворительной организации. Никто не вправе ограничивать свободу выбора установленных законом целей благотворительной деятельности и форм ее осуществления.

Более того, в силу статьи 22 даже иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные и международные организации имеют право выступать участниками благотворительной деятельности на территории Российской Федерации.

Особо стоит обратить внимание, что согласно пункту 2 статьи 18 Федерального закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» должностные лица, препятствующие реализации прав граждан и юридических лиц на осуществление благотворительной деятельности, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Между тем, при осуществлении благотворительной деятельности, впрочем, как и своей уставной деятельности, религиозная организация обязана вести документацию. Так, при официальном осуществлении благотворительной деятельности у церкви в обязательном порядке должны быть документы, свидетельствующие о целевом использовании полученных (выполненных, оказанных) в рамках благотворительной деятельности товаров (работ, услуг). Если получателем благотворительной помощи является физическое лицо, то в налоговую инспекцию представляется документ, подтверждающий фактическое получение товаров (работ, услуг) данным физическим лицом. 

Также необходимо обратить внимание, что при помощи малоимущим и бездомным путем предоставления благотворительных обедов действует ряд требований законодательства. Если обеды проходят в культовых зданиях, то необходимо иметь в виду, что любая организация должна иметь санитарно-эпидемиологическое заключение, подтверждающее соответствие столовой требованиям, предъявляемым к организации общественного питания. Если такого заключения нет, то целесообразно проводить подобные обеды в специальных столовых, либо раздавать обеды на улице, но при этом, необходимо знать, что запрещается использование скоропортящихся продуктов. Другими словами, в магазинах должны быть закуплены не скоропортящиеся продукты (например, продукты быстрого приготовления, печенье, конфеты и т.п). Кроме обязательного хранения чека, необходимо в магазине запрашивать заверенные копии сертификатов качества продуктов, которые любой магазин обязан предоставить по первому требованию граждан. 

В заключение хотелось бы отметить, что благотворительная деятельность, как в древние века, так и сейчас, является одним из важнейших способов благословения для неверующих людей. Однако сегодняшняя действительность требует от священнослужителей быть грамотными не только в духовных, но и правовых вопросах, для эффективного созидания служений.

Иван Боричевский, руководитель администрации начальствующего епископа Российской Церкви христиан веры евангельской, руководитель отдела миссий и евангелизаций, старший пастор церквей христиан веры евангельской «Новый Завет» Москвы и Московской области

РЦХВЕ