«Жили неплохо — ели лепешки из гнилой картошки, но выжили».

В России

Дети войны и труженики тыла рассказали, что испытали в годы войны.

9 мая волонтеры пермской церкви «Новый Завет» поздравили членов церкви старше 80 лет — 22 человека. Среди них нет участников военных действий, это труженики тыла и дети войны. Им вручили подарки: набор продуктов и открытки, которые нарисовали дети.

Ветераны рассказали, что им довелось испытать во время Великой отечественной войны и как они стали частью церковной семьи.

Галина Григорьевна Белевская, 85 лет
В нашей семье было трое детей: я, брат и сестра. Мать воспитывала нас одна, жили в деревне в Пермском районе. Сейчас уже ее нет, затопило, когда строили Камскую ГЭС. Когда началась война была маленькой. Отец воевал в Польше и пропал без вести. Позже узнали, что он похоронен в Польше.

С Богом познакомилась, когда жила на Украине. В 2003 году вернулась в Пермь, тогда и начала ходить в церковь «Новый Завет». По сей день в служении, кормим малоимущих и бездомных. Сейчас очень скучаю по церкви и служениям. Благодарна церкви и служителям, которые не забывают нас.

Любовь Николаевна Седельникова, 83 года
Я все детство прожила в деревне Куштамаки Большеусинского района. Помню, как провожали отца на войну. Мне тогда было пять лет. На нем был светлый свитер, сам высокий, коротко стриженый и полноватый. Вошел в комнату, взял меня подмышку, вынес на улицу и посадил на телегу. На лошадях поехали на призывной пункт. Больше никаких вестей не было.

Трудное время было. Помню, что часто не знали, что поесть. Когда мне было 9 лет, председатель колхоза увез меня в Пермь, работать нянькой у своей сестры. Конечно же, просто за еду. Плакала, просилась домой, но так и не вернулась. В 10 лет пошла работать поваром, только так я могла не думать о еде. Как только исполнилось 12 лет, устроилась на завод Свердлова курьером. Начала думать о самостоятельной жизни в городе.

В начале 90-х годов мой муж лежал в больнице и никак не выздоравливал. У него была производственная травма ещё с 1966 года, после аварии на нефтеперегонном заводе. По соседству с ним лежал мужчина, которого каждый день навещала жена, кроме четверга и воскресенья. Тогда мне стало интересно, почему. Я задала ей вопрос и узнала, что она посещает церковь «Новый Завет». Однажды я попросилась с ней, и она взяла меня. Попросила взять одежду мужа, на служении за нее помолились, и вскоре мой муж встал на ноги. Для меня это был ответ, что Бог живой, и по сей день посещаю церковь «Новый Завет».

Большое спасибо, что не оставляете нас, нам очень важно ваше внимание и поддержка, очень радостно видеть молодых людей, верующих в Бога. Да благословит всех вас Господь!

Зоя Васильевна Баландина, 82 года
В семье нас было 10 детей, правда остались уже только четверо. Все детство жили под Кунгуром, в Пермском крае. Жили неплохо — ели лепешки из гнилой картошки, но выжили. Отец был на войне, в Германии, вернулся, но вскоре умер. Вырастила семеро детей, недавно родился уже восьмой внук. Однажды соседка позвала в церковь. Как сходила один раз, так уже и 27 лет каждое воскресенье там.

Николай Александрович и Нина Григорьевна Терехины, 89 и 86 лет
Нина Григорьевна: Когда началась война, мне было семь лет. Все лето работали, а зимой учились. В совхозе молотила зерно, коней гоняла; когда сенокос — с мамой гребли сено.

Отец воевал на Гражданской войне, попал в плен. Когда бежал из плена, был мороз, ампутировали пальцы ног. Поэтому его не взяли на Отечественную войну, остался руководить заготовкой зерна.

Нас было семеро детей, все пережили войну; голодали, но остались живы. Помню, как зимой шла из школы через Григорьевский пруд. Смотрю, кто-то калешку (корнеплод) ел и очистки по дороге бросал. Я шла позади голодная, подбирала очистки и ела. Выжили только потому, что у нас в деревне корова была. А так собирали щавель да пестики, крапиву — на этом и выросли.

Старшей сестре уже 94 года, тоже верит в Бога, водное крещение приняла. В церковь я пришла в 1994 году, когда еще в ДК им. Дзержинского церковь была. Сначала я с дочерью Светой ездила. Сегодня уже три года, как она по болезни с Богом. Еще у нас дочь Валентина и сын Владимир (Бубнов), оба в церковь ходят. Сын — дьякон, у него двое детей, Елисей и Нина. Ее назвали в мою честь. Муж сейчас уже редко ездит, глуховатенький стал. Восьмого сентября у нас юбилей — 65 лет совместной жизни.

Николай Александрович: Я во время войны был на лесозаготовках в Ильинске. Дерево для фронта было нужно, поэтому были нормы высокие. Помню, как заставляли выполнять ежедневные нормы. Если не выполнишь, паек не дают, а выполнишь, еле ноги до дома донесешь. Бывали и случаи, когда ранили друг друга: выходных же совсем не было, силы оставят и топор из рук вылетает. Нас там всех малолеток на лесозаготовки забирали, хочешь не хочешь. Не выйдешь на работу, старших — под суд, а нас бы заморили голодом.

Волонтер Кристина Салимова поделилась впечатлением о встречах: «Мы увидели в их глазах радость и благодарность. Они были рады вниманию и нашим скромным подаркам. Это для них большая помощь. Понимаю, главный подарок — внимание, и хотелось бы дарить его каждый день. Они очень скромные, и никогда об этом не скажут, хотя очень нуждаются».

Церковь «Новый Завет», г. Пермь

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS

Последние публикации

Мы используем файлы cookie, это помогает сайту работать лучше. Если вы продолжите использовать сайт, мы будем считать, что вы не возражаете.