Господь исцелил моего мужа от смертельной болезни

Свидетельства

Мы с супругом Сергеем в браке 7 лет. В марте прошлого года мой муж серьезно заболел. Началось все с безобидных, казалось бы, симптомов, похожих на переутомление. Сергей начал плохо соображать, стал забывчивым. Я и наши друзья свалили это на весну — думали, авитаминоз. Но с каждым днем становилось только хуже.

Сергей не мог ничего понять, он чувствовал, что с ним что-то происходит, но не мог ничего объяснить. Ничего вроде бы не болело, но думать и понимать становилось все тяжелее. Он не мог сконцентрироваться, реакция становилась заторможенной, и Сергею стало трудно общаться с людьми. 

Последующие события произошли, буквально, за несколько дней. В четверг он не пошел на домашнюю группу, сказал: «Я ничего не понимаю, буду сидеть как «тормоз». В пятницу мы с ним пошли в больницу. Врач назначил магнитно-резонансную томографию головного мозга. Потом у него случился сильный приступ. Он был дома, а я на работе. Сергей мне позвонил, но не смог сказать ни слова буквально «промычал» в трубку. Я сильно испугалась, сразу поняла, что случилось что-то серьезное, приехала домой.

Вид у мужа был растерянный, лицо в крови, ничего не говорит, ничего не понимает. Долго не могла дозвониться до скорой. Меня всю трясло от страха и волнения, в горле все пересохло. Думала, сейчас сама упаду в обморок. Позвонила брату из нашей церкви, Вадиму, мы дружим семьями, к тому же они живут рядом.

С Вадимом повезли Сергея в больницу на своей машине. Нас положили в неврологическое отделение. Оказалось, у моего мужа был эпилептический приступ, и он сильно прикусил язык, поэтому лицо у него было в крови.

Врачи долго не могли поставить диагноз: первая томография показала разрушение серого вещества в лобной части головного мозга —предположительно из-за энцефалита.

Сергею ставили капельницы, делали много уколов, давали горстями таблетки, но ему не становилось лучше. Вся наша церковь тем временем усиленно молилась. Нас постоянно навещали братья и сестры. Мы не оставляли Сергея одного, возле него обязательно кто-либо дежурил. Мы читали ему вслух Библию, т.?к. сам он не мог читать.

Потом нас перевели в краевую больницу, опять же благодаря братьям, которые подняли буквально всех неврологов, нейрохирургов и т.?д. После этого были еще два приступа подряд — это было ужасно, но врачи ничем не могли помочь.

Я позвонила нашему пастору, Владимиру, с просьбой молиться. Сама тоже молилась, плакала, просила Бога не забирать моего любимого мужа, молилась громко, ни на кого не обращая внимания. Редко мы с такой силой и страстью взываем к Господу. Один врач мне сказал: «А вы еще на что-то надеетесь?». «Да, я на Бога надеюсь», — был мой ответ.

Молились все. Мама стояла на коленях и просила Бога, чтобы Он сохранил жизнь ее сыну. Мне кажется, что даже папа Сергея молился Богу, хотя в церковь он пока не ходит. Утром следующего дня Сергея увезли в реанимацию. Он уже перестал говорить, не ходил, никого не узнавал, у него парализовало правую сторону. Церковь продолжала усердно молиться и поститься за нас. Мне постоянно звонили и предлагали помощь, старались не оставлять меня одну, очень помогал мне сын — он сразу как-то повзрослел, стал мужчиной, заботился обо мне.

В церкви на каждом собрании говорили о состоянии Сергея, решили организовать непрерывную молитвенную цепочку, круглосуточно молились даже подростки. Церкви других городов тоже молились о Сергее: Москва, Владимир, Екатеринбург, Казань, Пермь, Березники, Кудымкар и даже Филадельфия (США). Христиане из разных городов не остались равнодушными.

Четыре долгих дня в реанимации, общее состояние Сергея было крайне тяжелое. Врачи собрали консилиум и наконец поставили диагноз: мультифокальная лейкоэнцефалопатия. С таким диагнозом живут не более 6 месяцев. Специфического лечения нет.

Все, что можно было прочитать об этой болезни в интернете, мы прочли. Это очень редкая и страшная болезнь, и лечению она не поддается. Врачи настаивали, чтобы мы забрали Сергея из реанимации домой. Но мы настояли, чтобы его перевели в больницу. Нас положили в отдельную палату.

Сергей был абсолютно беспомощный, даже ложку держать не мог, не разговаривал, а повторял только наши слова, как «эхо». Повторное МРТ показало негативную динамику, очагов поражения стало больше.

Каждый день приезжал пастор, если не мог сам приехать, то отправлял братьев, и они молились с помазанием елея. Пастор отправил все заключения врачей в клинику Израиля. Мы понимали, что это стоит космических денег, но вся церковь была готова собирать средства. Мы были готовы продать все, что у нас есть, — остаться без квартиры и всего прочего, лишь бы была надежда. Но клиники Израиля отказались лечить человека с таким диагнозом.

В какой-то день к нам в больницу приехал пастор Владимир с женой Дарьей, и мы вместе помолились, попросив Бога о чуде, т.?к. у нас было настоящее отчаяние, мы стали петь песню: «Дух Святой, прикоснись ко мне Своим теплом…». Палата наполнилась присутствием Божьим, мы поклонялись и прославляли Бога. В сердце пришло утешение и надежда от Господа.

И знаете, с того самого дня Сергей пошел на поправку. Врачи на обходе говорили, что по всем показаниям и прогнозам он должен был умереть, а Сергей начал ходить, говорить, у него восстановились вкусовые рецепторы, он начал петь песни и прославлять Господа. Мы пришли к такому выводу, что Бог Своей Славы никому не отдает!

В том, что мой муж Сергей сейчас здоровый и живой, я благодарю Бога. Врачи поставили на нем крест, а Бог поднял и исцелил. Прошло уже шесть месяцев после больницы.

Мой муж жив, выздоравливает, говорит, все понимает, водит машину. Уже ездил с пастором свидетельствовать об исцелении в другие города.

Я знаю, если бы не церковь, если бы не наши друзья, которые были всегда рядом, мы бы не смогли пережить всего этого. Господь нас не оставлял. Я глубоко убеждена: все, что с нами происходит, — от Него.

Один уважаемый врач, невролог, сказал, что мы никогда не увидим Сергея прежним, если он останется жив. У него будут навсегда потеряны основные жизненные функции: двигательные, разговорные, вкусовые. Это будет просто «растение», требующее за собой постоянного ухода. Да, он не такой, как прежде, но главное — Бога он любит сильней, духовно он здоровее. Я тоже изменилась — окрепла вера, поменялись ценности. «Призванным по Его изволению и любящим Его все содействует ко благу».

Последняя томография, которую Сергею делали в феврале, показала уменьшение очаговых изменений в два раза.

РЦ ХВЕ по материалам www.primiritel.ru

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS
Мы используем файлы cookie, это помогает сайту работать лучше. Если вы продолжите использовать сайт, мы будем считать, что вы не возражаете.
ПОДРОБНЕЕ Ok