25
мая, Чт
5 Новое

Ученье свет, а неученье тьма. Интервью с епископом Павлом Желноваковым

В наше время образование играет важную роль для каждого человека, ведь оно не только помогает нам в жизни, но еще дает возможность развиваться как личности и делать успехи в карьере.

Всем известно, что самое основное в профессионализме человека, — это практика. Однако, если люди не имеют теоретического понимания вопроса, то никакая практика не поможет избежать ошибок. Поэтому не стоит преуменьшать значение образования и не стоит считать, что получить его однажды, в юношеском возрасте, будет достаточно. Учиться можно всю жизнь. О развитии и значимости теологического образования мы поговорили с руководителем отдела образования Российской Церкви христиан веры евангельской Павлом Ивановичем Желноваковым.

ВиО: Павел Иванович, Вы являетесь руководителем отдела образования Российской Церкви христиан веры евангельской. Сколько образовательных учреждений входит в состав отдела?

ПИ: Официально в структуру отдела входят Московский теологический институт (МТИ) и Заочный теологический институт (ЗТИ). Сейчас также решается вопрос о лицензировании Сибирского теологического института в Омске, возможно, что это будет только колледж. Кроме того, наше видение предполагает создание системы духовного образования, состоящей из разных уровней: начального, среднего и высшего. То есть, помимо вузов нам необходимо иметь и другие официально признанные образовательные учреждения — колледжи и Библейские школы.

ВиО: На Ваш взгляд, насколько важно теологическое образование для пасторов, служителей, и насколько оно сегодня востребовано?

ПИ: Начнем со второго вопроса: оно востребовано. В МТИ ежегодно растет количество студентов. Становится заметно, что люди понимают важность и нужность образования. Я абсолютно убежден, что образование должно соответствовать библейскому учению, и мы стремимся к этому. Если мы воспринимаем себя и наши церкви как представителей новозаветного священства, то к нам в полной мере относятся слова из Книги пророка Малахии: «Уста священника должны хранить ведение, и закона ищут от уст его, потому что он вестник Господа Саваофа» (Библия, Книга Малахии, 2 глава, 7 стих). А от вестника требуется, чтобы он точно передавал соответствующие убеждения. Тем не менее, оно пока еще не стало всеобъемлющим, потому что, к сожалению, не все пасторы понимают его значение. Кому-то в своем сознании удалось столкнуть понятие благодати с понятием образования, мотивируя это тем, что «мы имеем помазание, и мы и так знаем все...» Это такое искусственное, никому не нужное столкновение и противоречие. В том числе для преодоления подобных противоречий наш отдел ставит перед собой задачу сформировать трехуровневое образование. В частности, сейчас ведется работа по получению лицензии на среднее богословское образование.

ВиО: МТИ в этом году отмечает 25 лет. Что сделано за это время, и какие цели Вы ставите на будущее?

ПИ: За эти годы сделан действительно большой шаг и в высшем образовании, и в популяризации его ценности. На сегодняшний день наша Российская церковь имеет то, о чем многие годы не могла даже мечтать. Сегодня люди учатся в магистратуре, докторантуре... В 2016 году на всероссийской конференции в Москве мы были свидетелями присвоения степени «доктор богословия» группе российских служителей. Увеличилось число служителей, закончивших магистратуру. Это очень ценно, потому что мы нуждаемся в собственных кадрах, которые смогут преподавать в магистратуре, чтобы не просто приглашать кого-то со стороны. Я думаю, что для Российской церкви это знаковые события. А количество людей, которые отучились, уже очень велико. 25‑летие — это хорошая дата и повод для праздника. Бог да благословит всех тех, кто с искренним сердцем служил и служит в МТИ. Для нас также важно развитие некой площадки для теологической дискуссии. По этой причине в Ижевске в этом году прошла уже вторая теологическая конференции Российской Церкви ХВЕ.

ВиО: Планируете ли Вы вводить новые дисциплины, начинать новые факультеты в МТИ?

ПИ: Как я уже говорил, мы стараемся внести изменения в устав, чтобы иметь право на осуществление программ среднего образования. Кроме того, были введены специальные предметы для людей, занимающихся молодежным служением, не в рамках отдельного курса, а так, чтобы они получали стандартное богословское образование, дополненное специфическими знаниями о молодежной среде. А вот среднее образование не будет ориентировано в большей степени только на теоретические вопросы, т. к. церковь сейчас по большей части нуждается в людях, которые имеют большой практический опыт. Поэтому мы корректируем наши программы, и я думаю, что это правильно.

ВиО: На Ваш взгляд, каков уровень теологического образования в Российской Церкви на сегодняшний день?

ПИ: Уровень существенно растет, но я не могу сказать, что мы уже достигли некоего пика, а потому продолжаем стремиться к улучшению образовательных программ и повышению качества предметов. Ведется плотная работа с преподавателями, и здесь возникает отчасти надуманный, отчасти реальный конфликт: некоторые преподаватели представляют авторские программы, что, на мой взгляд, не совсем уместно в структуре духовного образования. С одной стороны, мы понимаем, что да, есть автор программы, но, с другой стороны, главным Автором является Бог, и все Ему принадлежит... Есть программы, которые нуждаются в редактировании и приведении в порядок.

Важнейшей задачей также является перевод и издание литературы.Нам необходимы издания хорошего качества на русском языке. Множество используемой сейчас литературы издано в не вполне удачном переводе. Переводчику нужно учитывать особенности нашего российского братства, а это не всегда получается. Впрочем, руководством МТИ сейчас достигнуты положительные сдвиги в этом вопросе. Некоторые материалы редактируются или снабжаются нашими дополнениями, ведется работа по изданию наших отечественных богословских работ. Нам необходима литература, написанная нашими российскими служителями, пасторами, лидерами. Но это очень сложно, потому что не у всех есть подобный опыт, и существует огромная разница между устным учением и написанной книгой. Одно дело, когда человек в аудитории что-то произнес и может, при необходимости, это исправить, и совсем другое — написанная книга, которая при ошибочном действии может произвести эффект разорвавшейся бомбы. В этом отношении наша работа не закончена.

В целом же, у нас уже сложилась достаточно хорошая структура образования, и естественно, что я как руководитель хочу, чтобы сеть образовательных учреждений выросла и захватила всю Россию. Желательно, чтобы каждый федеральный округ имел какое-то свое образовательное учреждение, потому что растут потребности в людях. Мы верим в пробуждение, мы верим в рост церквей, и, значит, нам надо подтягивать кадры, это работа на перспективу. В этой работе нужна как помощь региональных руководителей, так и пасторов церквей. Это влечет за собой финансы, другие дополнительные ресурсы, и это сложно.

ВиО: Миссионерский центр, о котором говорил Эдуард Анатольевич Грабовенко, и который он планирует создать у себя в регионе, видение 10000 церквей до 2020 года... Как образовательный отдел может помочь в реализации этих проектов?

ПИ: Очень хороший вопрос. Простой и в то же время достаточно непростой... Пришло время, когда миссионер должен быть образован, ведь даже в сельской местности много образованных людей. Поэтому миссионер должен не только владеть методикой проповеди, ему необходимо иметь достаточно широкий круг мировоззренческих взглядов. Значит, миссионерские центры должны быть подняты на более высокий уровень. Это первое. А, во‑вторых, вопрос упирается в финансы, так как «за все отвечает серебро». На сегодняшний день есть посвященные люди, которые готовы учиться, но для того, чтобы их обучать, нужны финансы, нужно место и т. д. Банальная проблема, но она, к сожалению, имеет место быть. Поэтому этот и другие вопросы подобно города сейчас находятся в стадии разработки. Кроме того, для создания 10000 церквей необходимо иметь не только много миссионеров, свидетельствующих людям о Христе, нужны будут душепопечители, консультанты, пасторский состав, служители прославления... А еще стоят вопросы приобретения или строительства Домов молитвы и иных церковных зданий. Это затрагивает целый спектр вопросов, что уже выходит за рамки отдела образования, но это необходимо Российской церкви. Вывод достаточно прост: если пришедшие в церковь люди не получат ответ на свои вопросы и поиски, они быстро разочаруются, и с каждым подобным этапом нам будет все сложнее приводить людей в церковь. Поэтому думаю, что все должно совместно двигаться: и понимание развития существующих церквей, и проповедь в проекте «Год для Иисуса», и формирование структуры, которая сможет охватить этих обратившихся людей. Это колоссальная задача, для решения которой требуется действительно много времени и усилий, поэтому дай Бог мудрости людям, которые вовлечены в этот процесс.

РЦХВЕ по материалам szohve.org

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS
Оформите подписку на наши новости, чтобы получать уведомления о поступлении новой информации на сайте.
Я хочу получать новости и подтверждаю свое согласие на сбор, хранение и использование моих персональных данных (ФИО и email) с этой целью в соответствии с федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных».