Евгения Морина: «Если бы я не была белой и русской, я бы точно была чёрной и африканкой»

Миссионерка из Перми побывала в кенийской деревне Дунга.

Пять лет назад внутри меня поселилось чувство, что на далёком африканском континенте очень нужны мои руки. А за два года до поездки я начала копить деньги. Сумма требовалась немалая, а потому я прибегала к любому возможному источнику дохода.

Я откладывала деньги с зарплаты, занималась репетиторством, а перед самой поездкой даже распродала часть личных вещей. Ещё был миссионер из Малайзии, который также поучаствовал в моей миссии, вдохновив меня «идти до края земли». В июне я уже чётко понимала, что скоро поеду, хотя необходимой суммы для поездки и места, куда можно было бы поехать, у меня всё ещё не было. Но я начала говорить всем, что скоро уеду в Африку. Я провозглашала это, и оно произошло. В Библии написано: «потому что Бог производит в вас и хотение и действие по [Своему] благоволению» (Послание к Филиппийцам 2:13).

Танзания и Уганда не подошли по датам, хоть и были первыми в моём миссионерском списке. Совершенно случайно наткнувшись на миссию «Содействие» в Кении, я написала им. А дальше уже начались кропотливые сборы и приятные приготовления к поездке. Я решила: если, вернувшись домой, смогу сказать себе, что хочу отправиться в Африку вновь, значит, это всё было не зря.

Если бы этим летом кто-то сказал мне, что через три месяца я отправлюсь туда, куда мечтала попасть несколько лет кряду, я бы ответила что-то вроде «поживем – увидим».

На работе я почувствовала поддержку в лице коллег, за исключением начальника отдела по работе с персоналом, которая ни в какую не хотела подписывать приказ на мой отпуск. Это было серьезным испытанием. Билеты куплены, виза получена, а приказа на отпуск нет. В конце концов, мама предложила мне помолиться за эту женщину и подойти к ней снова. Я не очень хотела снова выслушивать оскорбления и унижения в свой адрес, но, послушав маму, подошла и попросила, будто в первый раз, сказав: «Мне нужен отпуск». На что получила ответ: «Пиши заявление». Словно до этого я ни разу и не просила. Это было чудо от Господа, которое только утвердило меня в решении поехать в Африку.

В поездке я осознала, почему Иисус посылал учеников по двое. Поехать одной в чужую страну к незнакомым людям было непросто, но, приняв даже такой вызов, я по-прежнему чувствовала, что Бог рядом со мной.  Из Перми я вылетела в Москву, оттуда самолетом до Стамбула, затем перелет до Найроби и из столицы Кении прямиком в пункт моего назначения – Кисуму.

Пики-пики, бода-бода

В моей Африке вы не найдете сафари, джунглей, и даже бегемотов здесь нет. Моя «экзотика» на порядок отличается от той, что ищут туристы. В ней много человеческих судеб, жизни, как она есть, без прикрас. В ней дни наполнены сочувствием в действии.

Деревня Дунга, в которой я жила, – одна из самых бедных в пригороде Кисуму. Кругом трущобы, лучшие из которых выглядят как обычный гараж или сарай, а порой и вовсе коробка из листов металла. Тряпка, закрывающая дверной проём, тусклая лампочка на потолке, бетонный пол, окна с металлическими решётками и деревянными ставнями, а посередине матрасы или куча тряпок, чтобы было, где примоститься на ночлег, – не иначе как «выживание» для семьи из одиннадцати человек. Песок, камни, полиэтилен, бутылки или просто мусор – самые обычные игрушки у детишек в этой деревне.

Женщины кенийского племени Луо, которых я видела каждый день, способны носить на себе груз, равный почти 70% веса их тела. Согласно законам физики, переноска тяжестей на голове считается самой экономичной с точки зрения затраченных усилий. 

Дети, которые посещают благотворительную школу, из бедных семей, из подручного материала на уроках математики есть только крышки от бутылок. Так они учатся считать, прибавлять и вычитать. Сначала я наблюдала за учебным процессом, а затем проводила библейские уроки в четырёх классах начальной школы.

Общественный транспорт, которым пользуется большинство жителей Кисуму и его пригородов, включает в себя трёхколесные мотороллеры «Тук-тук», мопеды (мотобайки) «Пики-пики» (от англ. to pick – подобрать/подбросить/подвезти) и самые обычные велосипеды «Бода-бода». Движение здесь левостороннее, а в деревнях, как и полагается, жуткое бездорожье. И ПДД тут тоже нарушают. Однажды в мой Пики-пики въехал другой Пики-пики, нарушивший правила. Без травм, увы, не обошлось. Получила ушиб колена. 

Моя нежная тонкая кожа оказалась неприспособленной к такому количеству солнца и укусам насекомых, репелленты от которых совсем не помогали. Я спасалась одеждой с длинными рукавами. Спать приходилось в москитных сетках. Помню свою первую ночь, когда было  жарко и душно настолько, что хотелось снять кожу в прямом смысле этого слова. В двухэтажном доме мы с командой миссионеров спали на втором этаже, где стояли нормальные кровати и был душ. На первом этаже этого здания жили дети из приюта. Они спали в тёплых флисовых костюмах с длинными рукавами и капюшонами, укутанные в эти костюмы по самую макушку.

Мы обязаны друг другу любовью

Две недели головная боль была моим спутником, поэтому я была вынуждена  пить таблетки чуть ли не каждый день. Солнцезащитного крема с собой не было, кожа сгорела и облезла несколько раз за этот месяц, несмотря на то, что старалась ходить в штанах и рубашке с длинными рукавами.  Солнце постоянно находилось в зените, так как это линия экватора. В шесть утра восход и в шесть вечера, с заходом солнца, наступает абсолютная темнота. А для того, чтобы не наступить на ползающих повсюду ядовитых змей, в темноте ходили с фонариком. В общем, в первую неделю пребывания я думала, что по возвращении домой вряд ли захочу сюда вернуться. Мне совсем не хотелось считать дни до моего отъезда. На протяжении всей поездки в голове постоянно звучал стих из Библии, Послания к Римлянам 13:8. «Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви». Я поняла, что мы обязаны друг другу любовью. Мы должники в этом. И вместо того, чтобы ожидать эту любовь  от других или неравнодушного отношения и поддержки в минуты трудностей, которых было много, я приняла решение сама дарить любовь кенийскому народу, людям, ради которых я и преодолела такой путь. Каждое утро в миссии мы начинали со слов: «Мы идём туда, где боль, чтобы провозгласить правду Божью, и восстановить разрушенное.  Мы рабы, ничего не стоящие, делаем то, что должны делать. Я почитаю другого высшим себя. Радость в Господе – сила моя. Я отвечаю за свои слова». Это всегда ободряло мой дух в тяжёлые моменты. 

Миссия «Содействие» организована семейной парой с двумя детьми. Пять лет назад они приехали в Кению. Четыре миссионера трудятся на миссии постоянно: две молодые девушки и семейная пара, которая ранее познакомилась и сыграла свадьбу прямо там, в Кении. Многие другие, как и я, приезжают туда на некоторое время, например, на месяц. Я подружилась с Леной, миссионеркой из Украины. Она выручала меня не раз.  Например, на кухне, где каждый день назначался дежурный, а я никогда не готовила на такое количество людей. Приготовить одновременно кашу, блины, кофе и яичницу у нее получалось гораздо лучше.

I love you

«Обними как можно больше детишек там!» – сказали мне друзья перед самым отъездом. Помню свой первый день в начальной школе и то, как дети сами жадно хватали меня за мои белые руки, как прижимались к моим ногам и висли на мне, а некоторые даже кричали мне «I love you», несмотря на то, что видели меня впервые. Как ни крути, правдивым остаётся тот факт, что белый человек воспринимается здесь как символ хорошей жизни. Жизни, которая так призрачна и недосягаема. И ребёнку кажется, что прикоснись он одним пальчиком хотя бы к одежде белого человека «мзунгу», счастливая жизнь будет ему обеспечена. Хотелось бы мне, чтобы это было правдой, и моих объятий, рукопожатий или прикосновения было достаточно. 

Когда я познакомилась с командой миссионеров, слова основателя миссии Ростислава запали мне глубоко в душу: «Может быть, ты не сможешь изменить всю Африку, но она определенно изменит тебя». Он рассказал, как в самом начале миссии его сознание перевернулось, когда он узнал, что девочка занималась проституцией за еду. Они не представляют себе другой жизни. Иногда кружка горячего чая – это вся их еда на день.

Рождение здесь не так важно, как смерть

Я долго не могла понять, отчего же к нам в клинику приходили несколько человек подряд с одной и той же фамилией. Спросив у местных, я узнала: наряду с фамилией, которую ребёнок получает от отца семейства, у него в имени присутствует ещё одна фамилия, которая и считается основной. Эта вторая фамилия даётся ребёнку при рождении, в зависимости от того, в какое время суток он родился. К примеру, для дневных малышей используют фамилии: Otieno/Atieno для мальчика/девочки соответственно. Но порой эти вторые фамилии могут дать и в зависимости от внешних условий жизни, от войны, погоды, голода, например, который здесь не редкость. 

Когда ребенок рождается, ему выдается сертификат о рождении, где указан только год рождения. По достижении восемнадцатилетнего возраста они получают паспорт, и вправе назвать любой день и месяц, сохранив лишь год, указанный в сертификате. Рождение здесь не так важно, как смерть. Провожают человека в последний путь очень ярко и торжественно. Буйство красок похоже на пиршество.  В то время как хоронят его там же, где он жил, прямо во дворе, поставив крест над могилой.

Африка научила меня быть довольной

Евангельскую церковь, которую я посещала, основала та же самая пара миссионеров. Крыша, сцена, пульт. На молодежном служении я почувствовала, будто не уезжала из Перми.  Песни те же, что и у нас, только на английском. В воскресный день песни прославления звучат уже преимущественно на суахили. В Кении два национальных языка: английский и суахили. Их преподают в школах. Маленькие дети или неграмотные взрослые говорят на местном наречии Луо, то есть на языке их племени. Местный менталитет таков, что опаздывать на служения не считается чем-то зазорным, даже если ты пришел под конец служения. Поэтому мы готовили небольшие подарки и отдавали их первым двадцати пришедшим, чтобы хоть как-то мотивировать людей приходить вовремя.

Есть там и домашние группы, где, в основном, разбирается воскресное слово и проводятся чаепития. На столе, как и полагается, «вкусняшки»: тостовый хлеб и очень сладкий горячий чай. Помню один таких вечеров, когда на улице жара, а в помещении с закрытыми окнами готовили угали на открытом огне. Получив свою кружку горячего чая, я поняла что «таю».

Угали – блюдо номер один для бедных в Кении. Это нечто среднее между кашей и хлебом. Другими словами, это каша, но сваренная настолько плотно, что ее можно резать ножом на куски! Вкус у угали довольно специфический, а если быть точнее, то его попросту нет. Кушать угали «просто так» настолько же радостно, как, например, есть рис на воде без соли и при этом улыбаться. Готовится угали из кукурузной муки и воды. Это пища, доступная каждому, даже очень бедному человеку. С помощью такой еды африканцы подавляют чувство голода.

А вот такой хлеб, как чапати, присутствует на столе во время праздника или даже обычной трапезы, но далеко не в каждой африканской семье в Кении. Выглядит чапати как раздутые от горячего пара лепешки из тонкого теста. Хотя состав у него также незамысловатый: пшеничная мука, растительное масло, соль и вода, но вкус в разы превосходит всякий лаваш, который мне приходилось когда-либо пробовать. Еще понравились бобы (фасоль), сваренные в соусе. По пятницам мы всегда постились, а вечером, после молитвенного служения ели чапати и бобы, которые нам готовила африканка. Африка научила меня быть довольной. Этого порой не хватает нам всем.

Бесплатной медицины в Кении нет

В поездке случалось всякое. Однажды мы поехали в город, чтобы купить фруктов. Я надела сланцы. И когда переходила дорогу, запнулась и сильно поранила ногу. Город похож на базар, шумный и грязный. Я испугалась, что могу подцепить какую-нибудь заразу. Мы не знали, где находится ближайшая аптека, поэтому я оторвала от футболки кусок ткани и перебинтовала ногу.

Пять дней в неделю в бесплатной клинике на Дунге Бог творил чудеса нашими руками и молитвами. Там мы делали экспресс-тест на малярию, перебинтовывали раны или давали сироп от кашля. Оказывать первую медицинскую помощь казалось мне в радость. Жалею о том, что в свое время не прошла медицинские курсы. В некоторые семьи мы ходили с тестами на малярию и выдавали им лекарства прямо дома. В миссионерской клинике лечение бесплатное, но здесь мы могли оказывать только первую помощь. Бесплатной медицины и образования в Кении нет. Единственное бесплатное лекарство – от ВИЧ. Но и за ним в центр города ездить могут не все по причине отсутствия денег на проезд.

О роскошных локонах здесь мечтает каждая девочка

Я не уставала восхищаться красотой кенийского народа. Их кожа имеет множество необыкновенных оттенков, а волосы принято считать самыми неподатливыми. С этими толстыми, вьющимися, часто с очень тугим завитком волосами в одиночку не справиться. Поскольку соблюдать элементарные правила личной гигиены здесь не всегда получается, то в некоторых школах принято коротко остригать волосы, либо придавать им опрятный вид, заплетая косички. К сожалению, такие волосы растут медленно, чем вынуждают их обладательниц придумывать всевозможные прически с искусственными волосами, которые они носят неделями. Красота женщины начинается с красоты её волос, и африканки это давно уяснили. О роскошных локонах здесь мечтает каждая девочка. На мой взгляд, они прекрасны уже потому, что Бог творит только прекрасное. Напоследок многим ребятам я отправила записочки со словами, что они очень красивы.

Сочувствие в действии

Для некоторых людей моя поездка кажется безумием. Они считают, что пользы в миссионерстве нет. Африканцы сами виноваты в своей бедности. Некоторые сочувствуют в душе. Слоган миссии «Содействие»: «Сочувствие не заменит действие». Сочувствие, как и любовь, выражается не в душе и словах, а в делах. Сочувствие это не существительное, а глагол. Африка была вложена мне в сердце Богом, поэтому я не побоялась быть безумной в глазах других Христа ради.

Если бы я не была белой и русской, я бы точно была чёрной и африканкой. Африка окончательно и бесповоротно завоевала моё сердце. В аэропорту на обратном пути я сидела и плакала, потому что всем сердцем прикипела к людям, с которыми оставила часть себя.

Приехав домой, я сказала, что не просто хочу поехать в Африку снова, а постараюсь отправиться туда вновь, но уже на максимально возможный срок. Родители были категорически против повторной поездки. Но через некоторое время мама спросила: «Мне уже начинать копить деньги на твою новую поездку в Африку?» 

Подготовила Александра Путина

РЦХВЕ по материалам vio.media

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS
Оформите подписку на наши новости, чтобы получать уведомления о поступлении новой информации на сайте.
Я хочу получать новости и подтверждаю свое согласие на сбор, хранение и использование моих персональных данных (ФИО и email) с этой целью в соответствии с федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных».