Павел Бак: Я знал Бога с детства

Павел Бак: Я знал Бога с детства

Свидетельства

>Верующий в четвёртом поколении. Всегда мечтал сделать для Бога что-то очень значительное. Но в 1980 году во время прохождения срочной службы в армии, я получил серьёзную травму позвоночника и оказался прикованным к кровати. Все же мои мечты исполнились, ведь за ними стоял Сам Бог.

На одном из служений церкви я получил исцеление. Вот уже 27 лет я служу Богу. Родился 15 января 1962 года в Украине, на Волыни, в христианской семье, которая хранила христианские традиции и веру.

Мой прадед был осуждён за Слово Божье на 25 лет, потому что был пастором. Последнее письмо от него пришло из тюрьмы Екатеринбурга, там он и умер. Мой дедушка тоже был осуждён на 12 лет, потому что был молодёжным пастором. Семейная традиция хранила эту историю, и когда меня провожали в армию, я был полон патриотических чувств. Хотелось сказать, как апостол Петр: «Господи, я всем готов доказать, что я за Тебя». Я готов был проявить себя, чтобы, по крайней мере, быть не хуже тех, кто уже отслужил в армии. Меня и ещё троих братьев, уходивших на военную службу, провожали всей церковью. Это был 1980 год. Я очень хорошо запомнил слова пастора, который благословлял нас: «Господи, в руки Твои вручаю этих отроков. Сохрани их, в разных ситуациях спаси и в благополучии возврати домой».

Я служил в Москве, в войсках связи, прокладывали под землёй кабель. Однажды произошёл обвал земли - меня сильно придавило. На скорой помощи увезли в госпиталь. Сильная боль пронизывала всё тело, я понимал, что со мной произошло что-то серьёзное, но ещё не понимал масштаба случившегося. Оказался сломан позвоночник, воспалилась мозговая жидкость.

Боль была невыносимая, я просил каждого мимо проходившего врача помочь мне. На третий день я дал согласие, чтобы меня перевели в отделение экспериментальной медицины. Началась борьба врачей за мою жизнь. Я видел, что они прилагали все усилия и старания. Я помню, в операционной врач сказал мне: «Павел, потерпи немножко». Я старался терпеть, думая, что завтра уже не будет такой боли. А назавтра ничего не менялось.

У меня были вопросы к Богу: «Почему всё это со мной произошло?» Пока я лежал в госпитале, где были квалифицированные врачи, надеялся, что всё равно должно что-то произойти. Но через три месяца ко мне приехали из военной части, возле кровати поставили носилки и стали одевать меня, абсолютно беспомощного, в военную форму. Потом подошёл врач и положил рядом со мной документы, подписанные генерал-полковником медицинской службы Комаровым. Я спросил врача: «Николай Павлович, а я ходить смогу? У меня есть шанс?» Он ответил: «Павел, двери нашего госпиталя всегда для тебя открыты, ты в любое время можешь приехать, и мы постараемся тебе помочь». А я вновь задал вопрос: «Ходить я буду?» Тогда он ответил: «Нет, к сожалению, ходить не будешь и сидеть не сможешь».

Меня на носилках привезли в воинскую часть, и там я пробыл ещё 11 дней. Это было мерой принуждения меня к подписанию воинской присяги. Потом меня вновь поместили на носилки и отвезли на вокзал. 7 ноября 1980 года я приехал домой. В то время я думал, что оставлен Богом. У меня было чувство, что я всеми брошен, никому не нужен, а главное – Богу.

Дома было легче: каждый день ко мне приходили друзья из церкви, братья и сестры после работы или учёбы забегали, чтобы помолиться за меня, ободрить, сказать доброе слово. Я всегда их очень ждал. А когда они уходили, я задавал вопрос: «Что во мне не так, почему молитва пастора в отношении троих братьев, которые уходили со мной на службу, была услышана, а обо мне нет?» Не скрою, я хотел быстрее уйти в вечность, потому что не в силах был терпеть боль, которую в госпитале немного снимали уколами. Стал излишне много поститься, пытаясь таким образом сократить дистанцию до неба - мой вес упал до 42 килограммов. Но родители рассекретили мой замысел (как им трудно было всё это видеть). Я был старшим из десяти детей в нашей семье (сейчас я их понимаю - у меня самого 5 детей).

Приближался праздник 8 Марта. Наша церковь и все близлежащие готовились к молодёжному съездному служению, которое всегда проводили в этот день. Кто запретит христианам отмечать этот праздник - для нас это было хорошей возможностью собраться вместе. Церковный зал был полон людей. Не стали даже ставить стулья, чтобы вошло больше людей. Меня на машине привезли на служение и положили на кровать, которую поставили у входа в зал. И каждый, кто приходил, удивлённо смотрел на меня, потому что такого ещё никогда не было. Всё это напомнило мне мавзолей. Длинная вереница людей, которые входили в зал и смотрели на меня.

Служение длилось четыре с половиной часа. В конце служения пастор обратился: «Если у кого-то есть нужды, выходите, будем молиться». Мой отец говорит ему: «Мой сын - калека, врачи сказали, что нет никакой надежды, что он будет ходить, помолитесь за него. Есть одна надежда только на Бога». Пастор говорит: «Пусть выйдет вперёд, помолимся». Папа с дядей подошли ко мне, взяли на руки, чтобы понести, но не смогли - кругом народ теснил. Пастор попросил людей расступиться, чтобы меня могли пронести. А у меня внутри бушевали сомнения. Произойдёт ли что-нибудь в этот раз, ведь ко мне уже приходили служители церкви, молились за меня, я исповедовался во всех грехах, какие совершил и мог совершить, но исцеления так и не произошло.

Когда меня донесли до середины зала, кто-то неосторожно толкнул, и моё тело пронзила резкая боль, словно кто-то топором ударил по спине. Я повернулся к отцу, чтобы попросить его отнести меня обратно домой, но в этот момент я увидел глаза людей: они были рядом, прямо передо мной. Я заметил, что все люди плакали. В этот момент Бог мне дал увидеть лицо церкви - церкви сострадающей и плачущей. Если бы я был художником, то нарисовал бы это лицо церкви со слезами сострадания. Внутри себя я услышал вопрос, который задал мне Господь: «Ты можешь объяснить, почему они плачут? Разве это только твоя боль, а не их?» Я понял свою ошибку. В этот момент я почувствовал, как кто-то Невидимый прикоснулся к моей голове, и что-то произошло, что я не могу выразить словами, просто Бог пришёл ко мне. И я исцелился.

Я почувствовал свои ноги, ощутил под ними пол. Я самостоятельно смог встать. Потом были еще два часа поклонения и благодарения Богу за это чудо исцеления, за то, что возвратил меня к жизни. Бог исцелил меня от инвалидности и от сомнений. Господь дал мне почувствовать, что в самую трудную, безысходную минуту Он рядом. С этого собрания я пошёл домой пешком. На третий день стал помогать по хозяйству – пилить дрова. А осенью пошёл работать на стройку, у меня не было никакой профессии, поэтому выполнял все подсобные работы: носил кирпичи, раствор.

Я стал везде свидетельствовать о благодати Иисуса Христа, активно включился в детское и молодёжное служения. В то время было запрещено вовлекать несовершеннолетних в служение - мы делали это нелегально, проводили служения в лесу, на чьих-то квартирах. Но я знал, что должен служить.

В конце 1989 года стал пастором церкви «Живое Слово» в Екатеринбурге. Это было частью моей мечты - служить там, где служили и отдали свои жизни отцы и деды. В 1993 году поступил в Московский Теологический институт. Я начал осознавать, что необходимо библейское образование, но не было ни одного образовательного учреждения до 1992 года, которое готовило бы на пасторский труд. С 2002 по 2009 года являлся первым заместителем начальствующего епископа Российской Церкви Христиан Веры Евангельской.

Подготовлено по материалам сайта www.novizavet.ru

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS

Публикации по рубрикам

Мы используем файлы cookie, это помогает сайту работать лучше. Если вы продолжите использовать сайт, мы будем считать, что вы не возражаете.